Подвижники благочестия

Игумения Олимпиада (Егорова)
Новомученик святитель Григорий Шлиссельбургский (Лебедев)

Священномученик Иоанн (Парусников)
Брусенские новомученицы

Игумения Олимпиада (Егорова)

Духовное и материальное процветание Брусенской обители приходится на период настоятельства игуменьи Олимпиады (1848 – 1873 гг.). Поставленная управлять монастырём святителем Филаретом, большая молитвенница и труженица, она сначала постаралась благоустроить духовную жизнь монастыря. Стараниями новой настоятельницы было заведено чтение неусыпаемой Псалтири, улучшен монастырский хор, устроена общая трапеза для сестёр. Видимо начала благоустраиваться и обитель. Церковь Успения была покрыта железом. В 1849 году закончено строительство западного келейного корпуса, заложен в кирпиче северный корпус (1849 – 1850 гг.). К северу от церкви Успения строится двухэтажный игуменский корпус (1850 – 1851 гг.), каретный сарай. Венцом созидательных трудов игуменьи-строительницы явился Крестовоздвиженский собор, возведённый по проекту архитектора А.С. Кутепова (1852 – 1855 гг.).

Величественный алый собор с пятью шатровыми главами, облицованный белокаменной резьбой, стал украшением не только монастыря – весь старый кремль стал наряднее. 30 июля 1858 года освящены придельные алтари собора в честь Казанской иконы Божией Матери и святого Иоанна Златоуста, а 13 сентября 1858 года, накануне престольного праздника, викарием Московским Высокопреосвященным Евгением освящён центральный Крестовоздвиженский алтарь собора.

При матушке Олимпиаде монастырь получил из казны 150 десятин строевого леса в Богородском уезде. Часть леса продавалась, а деньги использовались на строительные нужды. В самом лесу были построены две избы для постоянного проживания 18 монахинь. Вырыли здесь пруд и колодец, развели огороды. К началу 70-х годов XIX века Брусенский монастырь стал образцовым, с хорошо налаженной духовной и хозяйственной жизнью.

Великая труженица игумения Олимпиада не жалела ни сил, ни здоровья, благоустраивая монастырь. Среди вседневных забот подкралась изнурительная болезнь. Зная заветное желание своей дорогой матушки быть похороненной в монастыре, сёстры заранее испросили на это позволение в консистории.

В великий четверток 1873 года, 5 апреля в 11 часов вечера большой колокол монастыря возвестил всем жителям Коломны, что не стало более в живых достопочтеннейшей игуменьи Олимпиады. Отпевание было совершено в Крестовоздвиженском соборе архимандритом Григорием в сослужении Коломенского духовенства и при большом стечении жителей города Коломны. Олимпиаду похоронили справа от въездных ворот против благолепной церкви, на созидание которой она не щадила ни сил, ни здоровья. «Наша вратарница» – благоговейно говорили насельницы о своей покойной игуменьи.

Новомученик святитель Григорий Шлиссельбургский (Лебедев)

Епископ Григорий (Лебедев) фото 20-х годов ХХ века

священомученик Григорий (Лебедев)

В семье брусенского священника Алексия Лебедева в 1878 г. родился будущий  епископ Шлиссельбургский священномученик Григорий (Лебедев). В детстве он находился на попечении брусенских монахинь (отец его рано овдовел). Как-то раз, пожилая монахиня, наблюдая за ребёнком, сказала: «Этот будет архиереем». Пророчество её оправдалось.

Епископ Григорий стал одним из самых ярких российских проповедников ХХ столетия и был возведён на викарную кафедру Санкт-Петербургской митрополии. В 1928 году владыка ушёл на покой, но в 1933-м его сослали. Архипастырь прожил несколько лет в родной Коломне, занимаясь богословской работой и поддерживая переписку с духовными чадами.

Арестованный безбожными властями, он был казнён 13 сентября 1938 года и тем стяжал венец мученика за веру.

Священномученик Григорий (Лебедев), епископ Шлиссельбургский, прославлен в лике святых на Архиерейском Соборе в августе 2000 г. Память его совершается 17 (4) сентября и в день Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Священномученик Иоанн (Парусников)

50

Священномученик Иоанн (Парусников) родился 2 июня 1869 года в селе Захарово Клинского уезда Московской губернии в семье диакона Василия Парусникова. В 11 лет поступил и в 1890 году он окончил Московскую Духовную семинарию и  поступил учителем церковноприходской школы в с.Сурмино Дмитровского уезда. Был женат на Александре Алексеевне (1872 г. р.) и имел пятерых детей: Глафиру (1893 г. р.), Виктора (1894 г. р.), Людмилу (1896 г. р.), Александру (1902 г. р.), Василия (1904 г. р.). 2 марта 1892 году рукоположен во священника и назначен настоятелем Покровской церкви погоста Красна Коломенского благочиния. В приходе были земские школы: Дубровская и Елинская (в с.Елино), учреждены в 1897 г. и 1901 г. о.Иоанн преподавал Закон Божий в Елинской школе.  В 1896 г., в возрасте 27 лет, определён на священническую вакансию в Успенский Брусенский женский монастырь, где с 1900 г. был заведующим и законоучителем монастырской школы для девочек. С 1903 г. был постоянным членом Коломенского уездного отделения Кирилло-Мефодиевского братства. С 1903 по 1908 г. безвозмездно преподавал Закон Божий в Коломенской воскресной школе. В 1899 г. награждён набедренником, в 1904 г. скуфьёй, в 1908 г. камилавкой, в 1909 г. медалью в память 25-летия церковноприходских школ. В  1909 г. в школе  обучались 56 девочек. В 1920 году возведен в сан протоиерея. После закрытия монастыря в 1921 году до 1934 года сведения о месте службы о.Иоанн не найдены, однако в 1924 году он был  награжден наперсным крестом с украшениями, в 1931 году – митрой.

В 1934 году протоиерей Иоанн был назначен настоятелем Успенского храма в селе Успенском Ногинского района. Успенский храм был выстроен в 1756 году и за полтора столетия тщанием прихожан богато украшен и имел богатую ризницу. В январе 1930 года храм был закрыт и обращен в клуб, и ризница была разграблена. В июле 1930 года власти возвратили храм православной общине, многое из того, что было в нем раньше, исчезло, но для служения все необходимое было найдено.

В 1936 году отец Иоанн был переведен в храм Рождества Богородицы в селе Нестерово Орехово-Зуевского района, где также столкнулся с тем, что власти использовали любой случай для преследований. Из Нестеровской церкви накануне грабителями были похищены ризы с икон и дароносица. Поскольку все, что находилось в храме, включая и предметы богослужебные, по советскому законодательству принадлежало государству, то власти под угрозой уголовного преследования потребовали от священника возвращения государству стоимости похищенных предметов, и церковной общине из-за отсутствия средств пришлось просить отсрочить выплату.

По ложным доносам священники храма были арестованы и расстреляны. Семьи подвергались преследованию. Очевидно поэтому о.Иоанн приехал без семьи. Жена Анна Алексеевна с сыновьями жила в Москве, дочери со своими семьями в Пензе.

Готовясь арестовать отца Иоанна, следователи 22 октября 1937 года допросили двух лжесвидетелей: председателя Нестеровского колхоза и председателя Фёдоровского сельсовета. Имея на руках показания лжесвидетелей, власти, тем не менее, арестовали отца Иоанна только через несколько месяцев – 10 февраля 1938 года. При обыске у него изъяли шесть фотокарточек и переписку. В графе анкеты «семейное положение» о.Иоанн указал – «одинокий», и указал, что «бывшая  жена»  в Москве.

К моменту ареста отец Иоанн уже с трудом передвигался. Даже в следственном деле, после перечисления его болезней, записано «Здоровья слабого. Далеко передвигаться не может». Тем нелепее и бессовестней выглядят показания так называемых «свидетелей».

Из свидетельских показаний председателя Нестеровского колхоза У. В. К.:«В 1937 г. Парусников часто среди односельчан заявлял: «…Хотя войны мы не хотим, но она скоро начнется. Во время войны народ весь пойдет против соввласти и защищать ее не будет. Плохо после войны достанется коммунистам и советским работникам, всех их уничтожим. …Большевики только и знают, что грабят народ налогами и самообложениям и когда только прекратиться грабиловка честного народа со стороны Соввласти – я не знаю. Видимо народ освободится из-под гнета соввласти тогда, когда сюда придут иностранцы и водворят у нас в стране порядок»».

Но особо в этот раз отличился в своих вымыслах председатель Фёдоровского сельсовета.

Из свидетельских показаний председателя Фёдоровского сельсовета М. Н. П.: «Летом 1937 г. среди жителей дер. Федорово Парусников заявлял: «…Коммунисты стали хуже чем раньше были жандармы. Смотрите как они обнаглели. За время как убили Кирова начали день и ночь растреливать хороших людей, которые действительно были преданы делу рабочего класса, как Пятаков, Зиновьев, Каменев и др. Эти люди были действительно защитниками интересов трудящихся. А, вот, непонравились они большевикам, их и растреляли… Вот если бы я мог пробраться за стены Кремля, конечно, я бы сам своею рукой растрелял бы руководителя партии и советской власти. Если бы это было-бы возложено на меня, я бы смог это выполнить в любое время»».

14 февраля отец Иоанн был единственный раз допрошен. Расспросив о происхождении и имущественном положении отца Иоанна, следователь спросил его:

«Вопрос: Следствие располагает данными, что вы будуче настроен против Сов.власти и ВКП/б среди колхозников вели к-р агитацию. Признаете-ли вы это?

Ответ: Это я отрицаю среди колхозников никакой к-р. агитации я не вел. Не отрицаю того-что неоднакратно собирались на улице и в других местах и колхозники выражали недовольство Советской властью. Иногда это было так примерно при перевозке меня куда либо на лошади, перевозивший выражал свое недовольство, также были случаи на поминках.

Вопрос: 19-го Октября 1937 года среди колхозников вы вели агитацию в к-р. духе. Признаете-ли вы это?

Ответ: Этого я не признаю т-к. в Октябре 1937 года я среди колхозников в к-р. духе ничего не говорил.

Вопрос: Летом 1937 года вы в деревне выражали недовольство Сов.властью, а также в к-р. настроениях говорили по вопросу будущей войны?

Ответ: Это я совершенно отрицаю по вопросу будущей войны летом 1937 года я ничего не говорил.

Вопрос: Вы говорите неправду т-к. в Январе 1938 года с колхозником по имени Никифор вели к-р. разговор. Признаете-ли вы это?

Ответ: Да я это признаю, в Январе с колхозником по имени Никифор у нас был разговор на к-р. тему.

Допрошенный в качестве обвиняемого Парусников И. В. Виновным себя не признал. Уличается показаниями свидетелей.

На основании изложенного, обвиняется в том, что, являясь враждебно настроенным к соввластии и ВКП/б/ проводил среди окружающего населения к-р террористическую агитацию, провоцировал слухи о войне, выступал в защиту врагов народа, клеветал на ВКП (б), членов Соввправительства и вождя партии и высказывал по их адресу к-р террористические настроения. Следственное дело № 251 по обвинению Парусникова Ивана Васильевича представить на Тройку УНКВД МО».

17 февраля 1938 года следствие было закончено, и 19 февраля тройка НКВД приговорила отца Иоанна к расстрелу. Протоиерей Иоанн Парусников был расстрелян 7 марта 1938 года, в возрасте 69 лет, и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой. Всего в этот день в рамках приказа НКВД № 00447 ("антикулацкая операция ") было расстреляно 312 человек в возрасте от 15 до 76 лет, разных национальностей, званий и профессий. Все осужденные «особой тройкой» УНКВД Московской обл.  за «антисоветские разговоры».

Определением Священного Синода от 1 октября 2004 года протоиерей Иоанн Парусников причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских. Память его совершается 7 марта по н. с.

Брусенские новомученицы

Преподобномученицы Антонина (Степанова) и Мария (Журавлева)
и преподобноисповедница Вера (Графова)

 

монахиня Антонина (Степанова)

преподобномученица Антонина (Степанова). Москва. Таганская тюрьма 1937 год

*Преподобномученица Антонина родилась в 1886 году в городе Москве в семье мастерового Ивана Степанова и в крещении была наречена Анной. В одиннадцать лет она поступила в Успенский Брусенский монастырь в городе Коломне и приняла здесь монашеский постриг с именем Антонина. Монахиня Антонина подвизалась в монастыре до его закрытия в 1920 году, когда монастырские корпуса были превращены в общежития, заселенные по большей части воинствующими безбожниками, а храм стал использоваться под овощехранилище. Монахини расселились по квартирам в городе, а молиться собирались в храм Воскресения Словущего. Но и он был закрыт в 1929 году.
В течение двух дней, 21 и 22 мая 1931 года, все монахини и послушницы Брусенского монастыря, их было более тридцати человек, были арестованы и заключены в коломенскую тюрьму и среди них монахиня Антонина (Степанова) и послушница Вера Графова.
Столкновение с жестокими и злыми безбожниками привело в трепет монахиню, и на допросе, подтвердив, что ей «верующим приходилось говорить: переживаем тяжелое время в наказание Божие, о чем указано в Святом Писании, за безбожие», она тут же прибавила, что говорила это по своей несознательности, не думая принести вред советской власти.
Послушница Вера родилась в 1878 году в селе Соболево Карповской волости Богородского уезда Московской губернии в семье крестьянина Харитона Графова. В 1903 году она поступила в Успенский Брусенский монастырь, где подвизалась на различных послушаниях до 1918 года, когда стало ясно, что безбожники разрушат обитель. После этого она жила у верующих людей сначала в одном из сел, а затем в Коломне, зарабатывая шитьем одеял. Будучи арестована и допрошена, Вера сказала: «Против советской власти я никогда никаких враждебных отношений не имела и не имею. Знакомых никаких не имеюи не знаю». Следователь укорил ее в неубедительности таких показаний, на что она добавила, что действительно некоторых монахинь встречала в храме Покрова Божией Матери, с которыми иногда говорила о том, что недостатки в
продовольствии, в дровах, длинные очереди за каким-либо товаром – все это за грехи, как сказано в Писании Божием.
24 мая 1931 года следствие было закончено. Монахиню Антонину и послушницу Веру обвинили в том, что они, «имея между собою связь, по общей договоренности среди верующих проводили систематически антисоветскую агитацию с использованием религиозных предрассудков масс, таковым внушали:
“Пришли тяжелые времена, голодовка, недостаток всего; в стране разные бедствия и все тому подобные явления вызваны Божьей карой за то, что власть и большинство народа – Бога не признают. В дальнейшем страну постигнет страшное несчастье, если народ веру не отстоит и не защитит ее от гонений ипреследований”». «Имея связь с сосланным за контрреволюционную деятельность... архимандритом Никоном, поддерживают с ним переписку, занимаются по верующим паломничеством, собирают вещи, продукты, деньги и посылают посылками ему в ссылку, наряду с этим распускают провокацию:
“Получили письмо от... архимандрита Никона, который пишет: над ними в ссылке издеваются, изнуряют, принудительный труд применяется непосильный, ходят голодные, раздетые и разутые”».
29 мая 1931 года тройка ОГПУ приговорила монахиню Антонину и послушницу Веру к пяти годам ссылки в Казахстан. Послушница Вера Графова умерла в ссылке в 1932 году, а монахиня Антонина (Степанова) по окончании срока вернулась из Акмолинска и поселилась в Коломне. Она была арестована во время массовых гонений, 27 ноября 1937 года, и заключена в коломенскую тюрьму.
Следователь допросил дежурных свидетелей, которые жили на одной улице с монахиней; они показали, что та до революции была монахиней и сейчас является монахиней, так как одевается в монашеское, часто посещает церковь, а зарабатывает пошивкой одеял и одежды, кроме того, она говорила, что отбывала ссылку, и при этом заявляла, что за время ссылки в Акмолинске всего насмотрелась, видела, сколько там погибает невинных людей, которых туда большевики загоняют. Она говорила, что антихристы только и делают, что арестовывают священников, причем совершенно невинных, и только за то, что они священники. Вот вам и конституция, в которой написано о полных правах, предоставленных духовенству.
Будучи допрошена на следующий день после ареста, монахиня Антонина заявила, что виновной себя в контрреволюционной деятельности не признает.
Следователь зачитал показания дежурных свидетелей, на что монахиня ответила, что, хотя и знает этих людей, но никогда с ними на подобные темы не говорила.
– Вы уличены в контрреволюционной деятельности показаниями свидетелей и все же продолжаете упорствовать на следствии. Предлагаем вам прекратить свое упорство и приступить к исчерпывающим показаниям по существу данного вопроса! – потребовал следователь.
– Я еще раз вам заявляю, что антисоветской деятельности я не проводила, и потому показаний дать по существу данного вопроса не могу, – ответила монахиня Антонина, и на этом допросы были закончены.
Вместе с ней была арестована послушница Брусненского монастыря Мария.

послушница Мария (Журавлева)

преподобномученица Мария (Журавлева). Москва.Таганская тюрьма. 1937 год

Послушница Мария родилась в 1869 году в селе Городец Коломенского уезда Московской губернии в семье крестьянина Мартиниана Журавлева. В 1886 году она поступила в Успенский Брусенский монастырь, в котором подвизалась до его закрытия в 1920 году, а затем поселилась в Коломне. В 1932 году она была выселена из города, как чуждый элемент в безбожном устроении жизни, но через некоторое время самовольно вернулась и поселилась в одной квартире с монахиней Антониной (Степановой), 27 ноября 1937 года они были арестованы и заключены в коломенскую тюрьму.
Были допрошены дежурные свидетели, соседи по улице, которые показали, что Мария до сих пор одевается по-монашески и ходит в церковь; она говорила, что настало тяжелое время, совсем замучили народ налогами да займами, сколько нищих стало на улицах, разве столько их было; бывало, редко где ихувидишь, а сейчас на каждом углу стоят.
На следующий день после ареста послушница была допрошена.
– Следствие располагает данными, что вы проводили антисоветскую агитацию. Вы признаете это? – спросил ее следователь.
– Нет, не признаю.
Следователь спросил, знакома ли она с людьми, свидетельствовавшими против нее. Она ответила, что знакома, но показаний их не подтверждает.
– Кого вы знаете из монашек? – спросил ее следователь.
– Знаю я очень многих, но фамилий их не знаю, знаю, как звать по-монашески и где они проживают, но точных адресов я не знаю.
– Вы посещаете их?
– Посещаю, но адресов их не знаю, знаю, где они живут, но адресами я никогда не интересовалась.
На этом допросы было закончены. 1 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила монахиню Антонину и послушницу Марию к расстрелу. В ожидании исполнения приговора их перевезли в Таганскую тюрьму в Москву. Монахиня Антонина (Степанова) и послушница Мария Журавлева были расстреляны 15 декабря 1937 года и погребены в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Преподобномученицы Ксения (Петрухина) и Анна (Горохова)

послушница Ксения (Петрухина)

преподобномученица Ксения (Петрухина) Москва. Таганская тюрьма. 1937 год

Преподобномученицы Ксения и Анна подвизались в Успенском Брусенском монастыре в городе Коломне Московской губернии.
Преподобномученица Ксения родилась в 1897 году в селе Чанки Коломенского уезда Московской губернии в семье крестьянина Семена Петрухина. В 1913 году Ксения поступила послушницей в Успенский монастырь в Коломне. В 1919 году, после того как монастыри стали безбожной властью закрываться, послушница вернулась в родное село и стала помогать при Введенской церкви; сначала она жила в сторожке при храме, а затем у знакомых, зарабатывая себе на пропитание шитьем одеял.
Преподобномученица Анна родилась в 1896 году в селе

послушница Анна (Горохова)

преподобномученица Анна (Горохова) Москва. Таганская тюрьма. 1937 год

Чанки в семье крестьянина Ивана Горохова; в 1914 году она поступила послушницей в Успенский Брусенский монастырь, а затем, как и Ксения, в 1919 году вернулась в родное село и стала помогать престарелому отцу по хозяйству.
Во время гонений на монашествующих в начале тридцатых годов обе послушницы были арестованы – 22 мая 1931 года – и заключены в коломенскую тюрьму. На допросах они подтвердили, что ходили вместе с другими верующими в Введенскую церковь, собираясь около церкви, вели между собой разговоры о продовольственном снабжении, урожае, говорили, что Господь за грехи не дает ни урожая, ни продуктов, ни товаров, и все это происходит за безбожие и за насмешки над Святой Церковью.
10 июня 1931 года тройка ОГПУ приговорила послушниц к трем годам ссылки в Казахстан, и они были этапом отправлены в Караганду.
В 1934 году, по окончании срока ссылки, они вернулись на родину, Ксения стала трудиться санитаркой на врачебном участке при станции Голутвино, а Анна поступила работать в колхоз. Но при этом они не оставили и своего рукоделия – шитья одеял и, так же как и раньше, ходили в храм, и вскоре их настигла очередная волна гонений на Русскую Церковь. Послушницы Ксения и Анна были арестованы 5 марта 1938 года и заключены в коломенскую тюрьму.
Вызванные дежурные свидетели показали, что хотя послушницы после возвращения из ссылки сами почти ни к кому в гости не ходят и даже для конспирации поступили на советскую работу, однако по-прежнему общаются с местным священником и у них бывает много народа не только из этого села, но и из других деревень, и дома они ведут антисоветскую пропаганду.
Через несколько дней после ареста следователь допросил послушниц.
Расспросив, чем они занимались и за что были арестованы раньше, следователь спросил, знают ли они таких-то людей из числа местных жителей. Получив ответ, что они знают названных, следователь заявил, что послушницы занимались контрреволюционной деятельностью среди колхозников, и зачитал им показания дежурных свидетелей. Ксения и Анна эти показания категорически отвергли, сказав, что ни антисоветской деятельностью, ни агитацией против правительства среди населения не занимались.
10 марта следствие было закончено. 12 марта 1938 года тройка НКВД приговорила послушниц к расстрелу, и они были отправлены из Коломны в Таганскую тюрьму в Москву, где 17 марта тюремный фотограф снял с них фотографии для палачей. Послушницы Ксения Петрухина и Анна Горохова были расстреляны 20 марта 1938 года и погребены в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.

*Составитель игумен Дамаскин (Орловский)
«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века»

Материалы в дополнение  жития священномученика Иоанна Парусникова предоставлены приходом храма Рождества Богородицы что у речки Вырки настоятелем иереем  Сергием Томашевским,  Анной Юрьевной Томашевской

Наверх

Комментирование закрыто.

140400, Московская обл., г. Коломна, Кремль, Брусенский пер., 36. e-mail: iekaterina.ubdm@gmail.com

Московская епархия Русской Православной Церкви
Свято-Троицкмй Ново-Голутвин монастырь
Сайт о Русских Святых
Радиостанция „БЛАГО” 102,3fm