Летопись

XVI век. Зарождение обители
XVII – XVIII века. Радости и скорби
XIX век. Расцвет
XX век. Время гонений
XX век. Возрождение

XVI век. Зарождение обители

Коломенский Брусенский монастырь в честь Успения Божией Матери основан в 1552 году. На закладном камне, найденном при перестройке церкви Успения в 80-х годах XIX века, помещён следующий текст: «Лета 7060 (1552) прославлена бысть сия церковь Успения Пресвятыя Богородицы при Благоверном царе Великом Князе Иоанне Васильевиче и епископе Коломенском Феодосии». Употребление слова «прославлена», а не «построена» позволяет предположить, что здесь и ранее находилась деревянная церковь, да и раскопки 1990 года подтверждают это. Каменный шатровый Успенский храм «бысть прославлен» в память победного похода Ивана Грозного на Казань в 1552 году. Он относится к памятникам раннего шатрового зодчества и представляет собой редкий вариант этого стиля. Шатёр храма покоится прямо на четверике нижнего яруса, восьмерик второго яруса отсутствует. Фасады завершены рядом ложных закомар. Строгая архитектура храма подчеркнута декором: перспективные порталы, пояса поребрика в основании закомар, в карнизах алтаря и барабана.

Название «Брусенский», как считают многие историки и краеведы, происходит от слова «брусенный», т.е. деревянный брус. Изначала большинство строений монастыря: кельи, ограда и даже церкви (кроме храма Успения) – были из деревянного бруса, как тогда говорили, «брусенные». По преданию, первоначально Брусенский монастырь был мужским и его первыми насельниками стали участники Казанского похода. В самом раннем описании монастыря, составленном в 1577 – 1578 гг. царскими писцами Данилой Житовым и Фёдором Камыниным, сказано: «Внутри города у Пречистыя у брусеные в монастыре церковь Успение Святей Богородицы камена. На монастырь всходя ворота святые, около монастыря замет, а на монастыре трапеза камена почата делать, а не совершена, да под нею хлебня да поварня, да против трапезы две кельи игуменских, да четырнадцать келий, а в них тринадцать старцев». Упоминается и старый игумен Корнилий, возможно, первый настоятель монастыря. По описи, внутреннее убранство храма Успения было богатым: вызолоченный иконостас, «а в церкви Деисус – 11 образов на золоте, да двери Царские и сень и столбцы на золоте». Образ «Успения Пречистыя обложен серебром с деянием в киоте. Все образа украшены серебряными и вызолоченными венцами, да гривнами, да жемчугами». Богата была и ризница, библиотека – свыше полусотни книг на пергамене и бумаге. Книги были не только богослужебные, но и предназначенные для благочестивого чтения. Среди многочисленных книг упомянута «большая новгородская» следованная Псалтирь. Как повествует предание, вскоре после явления чудотворного образа Божией Матери в Казани, с него был сделан для Коломны один из первых списков, и Брусенский монастырь стал обладателем великой святыни – Казанского образа Божией Матери, по преданию, также чудотворного. Коломенцы на протяжении нескольких веков через него притекали к всесильной помощи Заступницы Усердной. Таков был Брусенский монастырь к концу XVI века.

XVII – XVIII века. Радости и скорби

Во времена Смуты, на рубеже XVI – XVII веков, Брусенский монастырь также переживал нелегкие времена. Он совсем было пришёл в упадок, но покров Царицы Небесной спас обитель. В начале XVII века, когда Смута миновала, Брусенский монастырь возобновляется уже как особножительный девичий. Расположенный у столбовой дороги и посещаемый многими паломниками, монастырь вскоре достиг цветущего состояния. Однако в 1698 году по всему городу и монастырю прошел опустошительный пожар. В пламени погибли не только кельи, но и четыре деревянные церкви, и только Успенский шатер остался не тронутым огнём. Успенская церковь осталась единственной в монастыре, и по причине тесноты после пожара к ней была пристроена малая трапезная с приделом святителя Иоанна Златоустого.

По описи 1701 года, составленной стольником И.В. Кикиным, состояние Брусенского монастыря было вполне благополучным. Как в основном храме Успения, так и в приделе Иоанна Златоуста были богато украшенные образа, богатая ризница, церковная утварь – всё, как и до пожара. Эта опись была проведена по указу Петра I. Его крупные реформаторские замыслы коснулись и монастырской жизни. Царским указом было велено игуменье и монахиням (их насчитывалось 25) строго-настрого жить «неисходно» в своём монастыре и никого из других обителей не принимать. За территорию монастыря можно было отлучаться лишь «по великой нужде» на 2 – 3 часа с письмом и печатью игуменьи. Мирских людей в монастырь пускали лишь на время служб.

А в 1725 году монастырь ожидало новое испытание. В связи с упразднением Коломенской епархии определением Священного Синода Успенский Брусенский монастырь должен быть приписан к Успенскому Тульскому женскому монастырю. Игуменья с несколькими монахинями была переведена в Тулу. Жители Коломны и оставшиеся в монастыре монахини обратились в Священный Синод с прошением возвратить из Тулы к ним в монастырь игуменью и монахинь, «и тому монастырю быть по-прежнему», ссылаясь на то, что «монастырь стоит на столбовой дороге и посещается едущими по той дороге знатными персонами, которые в монастыре молебствуют и монахиням на пищу подают». Священный Синод 18 марта определил: «Исполнить просьбу жителей Коломны, взяв с них обязательство продовольствовать монастырь, если он, кроме монастырских доходов, будет в чём нуждаться».

Летом 1761 года епископом Коломенским и Каширским Порфирием Брусенскому монастырю выдана храмоздательная грамота на сооружение храма в честь Казанской иконы Божией Матери. Придел в честь прославленной иконы располагался с запада, над трапезой Успенской церкви, на втором этаже.

В 1763 году по высочайшему повелению прапорщиком А. Барановым была составлена опись Брусенского монастыря, его имущества и владений. По описи, состояние построек монастыря было неприглядным. Сам Успенский храм нуждался в срочном ремонте. «У оной церкви за много­прошедшими годами во многих местах великие расселены, на которое возобновление потребно денежной суммы 500 рублёв», – писал прапорщик Баранов. Шатёр храма был покрыт тёсом, а кирпичные стены внутри и снаружи выбелены. Главка была покрыта лещадью – фигурной кровельной черепицей. Венчал храм железный серебристый крест. К 1763 году в Брусенском монастыре имелась небольшая настоятельская келья в одну комнату (8 х 4 аршин), каменная, 26 деревянных келий, построенных монашествующими на свои средства. Из них «16 очень ветхих и к жительству монашествующих весьма не способны, на место которых надлежит вновь построить», – отметил А. Баранов. Находился на территории и ветхий сарай, где хранились монастырские дрова.

По принятой классификации монастырей Брусенский необщежительный женский монастырь был отнесён к третьему – низшему, разряду.

XIX век. Расцвет обители

В XIX веке монастырь переживает новый расцвет. Ещё в конце XVIII века была выстроена трёхъярусная колокольня над Святыми вратами, на которой в начале XIX века водрузили большие колокола, пожертвованные купцами Кисловыми.

Границы монастыря на 1820 год.

В 1818 году при игуменьи Ангелине для нового строительства и починки старых стен монастырь купил у города на слом обветшалые Ивановские ворота кремля. Из кирпича и бута разобранных Ивановских ворот и прилегающей кремлёвской стены была построена кирпичная монастырская ограда в стиле псевдоготики и ампира с четырьмя башнями и двумя воротами. Круглые кирпичные в три яруса башни, увенчанные каменными шпилями, были украшены белокаменными стрельчатыми арками, медальонами и звёздами. В 1822 году священноначалием по согласованию с гражданскими властями было предписано Брусенскому монастырю взять под опеку сопредельную кремлёвскую стену. Некоторое время спустя в Грановитой башне кремля монастырь устроил часовню с редким деревянным скульптурным изображением св. Параскевы Пятницы.

Духовное и материальное процветание Брусенской обители приходится на период настоятельства игуменьи Олимпиады (1848 – 1873 гг.). Поставленная управлять монастырём святителем Филаретом, большая молитвенница и труженица, она сначала постаралась благоустроить духовную жизнь монастыря. Стараниями новой настоятельницы было заведено чтение неусыпаемой Псалтири, улучшен монастырский хор, устроена общая трапеза для сестёр. Видимо начала благоустраиваться и обитель. Церковь Успения была покрыта железом. В 1849 году закончено строительство западного келейного корпуса, заложен в кирпиче северный корпус (1849 – 1850 гг.). К северу от церкви Успения строится двухэтажный игуменский корпус (1850 – 1851 гг.), каретный сарай. На строительство щедро жертвовали купцы Филипп Тупицын, Егор Петров, Фёдор Ротин, Яков Ермаков и многие другие благотворители. Венцом созидательных трудов игуменьи-строительницы явился Крестовоздвиженский собор, возведённый по проекту архитектора А.С. Кутепова (1852 – 1855 гг.).

Величественный алый собор с пятью шатровыми главами, облицованный белокаменной резьбой, стал украшением не только монастыря – весь старый кремль стал наряднее. На внутреннюю отделку собора пожертвовал 30 тыс. рублей знаменитый меценат Московской губернии Яков Яковлевич Ермаков, дочь которого Феодосия (в постриге Феофания) находилась в монастыре. 30 июля 1858 года освящены придельные алтари собора в честь Казанской иконы Божией Матери и святого Иоанна Златоуста, а 13 сентября 1858 года, накануне престольного праздника, викарием Московским Высокопреосвященным Евгением освящён центральный Крестовоздвиженский алтарь собора. Трудились сёстры Брусенского монастыря и за пределами монастырских стен. При Олимпиаде монастырь получил из казны 150 десятин строевого леса в Богородском уезде. Часть леса продавалась, а деньги использовались на строительные нужды. В самом лесу были построены две избы для постоянного проживания 18 монахинь. Вырыли здесь пруд и колодец, развели огороды. В 1865 году у монастыря появился двухэтажный дом в Запрудной слободе, пожертвованный Е.И. Миляевым. Там были устроены коровник и погреба, разведены огород и сад. Но особенно ценным оказалось для насельниц пожертвованное А.М. Кривецким имение у деревни Морозовка, в семи верстах от Коломны. Устроенный здесь хутор с избытком обеспечивал обитель на весь год рожью, овсом, овощами, маслом, молоком. К началу 70-х годов XIX века Брусенский монастырь стал образцовым, с хорошо налаженной духовной и хозяйственной жизнью.

Границы монастыря на 1880 год.

Великая труженица Олимпиада не жалела ни сил, ни здоровья, благоустраивая монастырь. Среди вседневных забот подкралась изнурительная болезнь. Чувствуя приближение смерти, Олимпиада просила свою ближайшую помощницу и друга – монахиню Ангелину не отказываться от должности настоятельницы, в надежде, что та поддержит в монастыре порядок, который соблюдался до этого. Зная заветное желание своей дорогой матушки быть похороненной в монастыре, сёстры заранее испросили на это позволение в консистории. В великий четверток 1873 года, 5 апреля в 11 часов вечера большой колокол монастыря возвестил всем жителям Коломны, что не стало более в живых достопочтеннейшей игуменьи Олимпиады. Отпевание было совершено в Крестовоздвиженском соборе архимандритом Григорием в сослужении Коломенского духовенства и при большом стечении жителей города Коломны. Олимпиаду похоронили справа от въездных ворот против благолепной церкви, на созидание которой она не щадила ни сил, ни здоровья. «Наша вратарница» – благоговейно говорили насельницы о своей покойной игуменьи. Настоятельницей по просьбе сестёр и по желанию почившей Олимпиады была избрана монахиня Ангелина.

В 1881 – 1883 годах на средства Флора Яковлевича Ермакова – известного благотворителя (сына Я.Я. Ермакова) – возобновлён старинный Успенский храм, а взамен разобранных ветхих приделов к нему приложена новая обширная трапезная в два света, а к ней уже пристроен двухэтажный корпус с двенадцатью кельями для престарелых и больных монахинь, живущих в обители.

 

XX век. Время гонений

В 1900 году в Брусенском монастыре проживали игуменья, казначея, эконом, 18

штатных, 16 сверхштатных монахинь и 187 послушниц, живущих по паспорту. На

Границы монастыря на 1900 год.

средства прихожан монастырь содержал церковно-приходскую школу, в которой в 1901 году обучался 21 человек, в 1909-ом – 56. Заведовал церковно-приходской школой священномученик  Иоанн Парусников,  который и был последним монастырским священником. Протоиерей Иоанн Парусников был расстрелян 7 марта 1938 года, в возрасте 69 лет, и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.Определением Священного Синода от 1 октября 2004 года протоиерей Иоанн Парусников причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских. Память его совершается 7 марта н. с.

Интересное описание монастыря встречается в полевом дневнике московских археологов Г. Синюхаева и М. Ратманова: «Монастырь немаленький: насчитывает более двухсот монахинь и представляет собой целый отдельный городок. Кельи, небольшие, по большей части деревянные, окружены палисадником, а частенько и садиком; всё это напоминает какое-нибудь петербургское дачное местечко и с той лишь разницей, что содержится в идеальной чистоте» («Археологический дневник 1903 г.). По некоторым сведениям, в это время в обители проживали 28 монахинь и 222 послушницы.

Монастырь закрыли в 1919 году. Игумения Ювеналия (Минина) и несколько монахинь были арестованы, остальные сестры разошлись по Коломне. И всё же обитель была восстановлена, хотя и при другом приходе – в храме Воскресения Словущего. Это свершилось благодаря заботам священноисповедника епископа Коломенского Феодосия (Ганицкого). В 1929 году храм закрыли. В самой же обители келейные корпуса были превращены в общежития, в деревянных домиках­кельях также поселились жильцы, хотя несколько монахинь жили в своих ветхих домиках до 1960-х годов. Большая часть насельниц монастыря осталась в Коломне, жили на квартирах, содержали себя надомной работой, работали в больнице санитарками, читали Псалтирь по усопшим, прислуживали в оставшихся храмах, пели в церковных хорах.

В начале 1930-х годов были разрушены шатровые главки Крестовоздвиженского собора, а позднее – и старинная монастырская колокольня. В обезглавленном Крестовоздвиженском храме устроили овощехранилище. Во время земляных работ кости из монастырских погребений выбрасывались на попрание прохожим.

В мае 1931 года 23 монахини Брусенского монастыря были арестованы и осуждены сроком на 5 лет ИТЛ с заменой на высылку в Казахстан, откуда, отбыв эти сроки, опять вернулись в Коломну, поближе к родному монастырю. Но в конце 1937 – начале 1938 годов монашествующих ожидали ещё более суровые репрессии. Шесть монахинь Брусенского монастыря были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны на Бутовском полигоне. Две из них, родные сёстры Мария и Матрона Грошевы, в 2000 году причислены Архиерейским собором к лику святых. Память преподобномучениц – 20/7 марта и в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских.

20 апреля 2005 года Священный Синод Русской Православной Церкви включил в Собор новомучеников и исповедников Российских ещё трёх монахинь, подвизавшихся в Успенском Брусенском монастыре в начале ХХ века и пострадавших в годы гонений. Это Анна Ивановна Степанова (монахиня Антонина), Мария Мартиниановна Журавлева (монахиня Нимфодора) и Вера Харитоновна Графова (монахиня Вера). Память преподобномучениц – 15/2 декабря и в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских.

В годы гонений за Христа пострадали 28 мучениц и исповедниц Брусенского монастыря.

В 1970 году, при подготовке к празднованию 800-летия Коломны, на территории Старого города были снесены все ветхие строения. Попали под снос и 30 деревянных домиков бывших монашеских келий Брусенского монастыря. Осталась чудом только одна, к северу от Крестовоздвиженского собора.

XX век. Возрождение

К середине 1980-х годов была осуществлена реставрация Успенского шатрового храма, ему возвращён вид XVI века, и в 1991 году в нём открыт филиал Коломенского краеведческого музея с выставкой «Шатровое зодчество Подмосковья». В 1989 – 1991 гг. в северном келейном корпусе был организован общественный музей художника К. Васильева, впоследствии Культурный центр «Лига».

3 октября 1997 года Священный Синод Русской Православной Церкви благословил возобновление монашеской жизни в Брусенском монастыре. Настоятельницей Брусенского монастыря была назначена монахиня Анастасия (Печёнкина). Монастырю сначала были переданы старинный Успенский храм с прилежащим к нему келейным корпусом и сильно разрушенный Крестовоздвиженский собор. В трапезной части Успенского храма были восстановлены два придела: Казанской иконы Божией Матери и св. Иоанна Златоуста – в которых стали постоянно совершаться Божественные литургии и проповедоваться слово Божие. Основной придел в честь Успения Божией Матери был восстановлен позже. Летом 2002 года большие работы проведены в храме Успения по подготовке его к архиерейскому богослужению. 29 сентября 2002 года в ознаменование 450-летия со дня основания Брусенского монастыря и 5-летия возобновления в нём монашеской жизни благочинным монастырей Московской епархии епископом Видновским Преосвященнейшим Тихоном в старинном Успенском храме была совершена Божественная литургия архиерейским чином – впервые за 80 лет. Летом 2005 года начались реставрационные работы и в Крестовоздвиженском соборе.

Главная святыня Брусенского монастыря – образ Казанской Божией Матери, был утрачен в годы гонений на Церковь. Но в ноябре 2003 года коломенский историк, профессор А.Б. Мазуров обнаружил в одном из петербургских архивов копию иконы Казанской Божией Матери из Брусенского монастыря, выполненную масляными красками на картоне. Были сделаны фотографии, и местный иконописец воссоздал давно утраченный образ Божией Матери. Теперь коломенцы опять могут через этот образ прибегать к помощи Заступницы Усердной.

В преддверии Дня Славянской письменности и культуры, столицей которого в 2007 году стала Коломна, в Брусенском монастыре были проведены работы по воссозданию шатрового завершения и реставрации фасадов Крестовоздвиженского собора. И, хотя все реставрационные работы ещё не закончены, собор опять стал украшением исторической части Коломны.

4 августа в Крествоздвиженском соборе совершил Божественную Литургию Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Она стала первым богослужением в этом храме после 1922 года, когда Крестовоздвиженский собор был закрыт.

По окончании богослужения Митрополит Ювеналий обратился ко всем собравшимся с приветственным словом:

— Сегодня для Коломны и для всей Московской Епархии знаменательный день. Мы переступили порог Крестовоздвиженского собора – этой святой обители, совершив здесь первую Божественную литургию после 1922 года. Мы благодарим Господа, что он даёт нам эту милость возрождения порушенных и поруганных святынь. Много потребовалось усилий и средств, чтобы приблизить этот день… Я верю, что и малоимущие, и состоятельные люди в Коломне и в Московской области будут стараться в будущем помогать и материально, и духовно делу возрождения этой древней обители.

В 2011 году игуменьей монастыря стала инокиня Серпуховского Владычнего монастыря монахиня Георгия. Ею сразу же были сделаны важные шаги по укреплению статуса монастыря прежде всего как места молитвы.

19 июня 2011 из серпуховского Владычнего монастыря сюда прибыла чудотворная мироточивая икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша». Одна из самых почитаемых на Руси икон, она прославилась множеством чудотворений, главным образом – избавлением от пьянства, табакокурения, наркомании. Пребывание образа в Коломне, несомненно, стало важным событием в духовной жизни Брусенской обители и города Коломны в целом.

Важным свидетельством о роли монастыря в русской духовной истории стала и постоянная экспозиция об истории этой обители, открывшаяся в августе 2008 года в бывшем келейном корпусе монастыря.

Успенский Брусенский монастырь сегодня привлекает к себе многочисленных паломников и туристов со всех концов России.

Наверх

Комментирование закрыто.

140400, Московская обл., г. Коломна, Кремль, Брусенский пер., 36. e-mail: iekaterina.ubdm@gmail.com

Московская епархия Русской Православной Церкви
Свято-Троицкмй Ново-Голутвин монастырь
Сайт о Русских Святых
Радиостанция „БЛАГО” 102,3fm